Блог им. Alek →  Не люблю вражеское минное поле. Свое не люблю не меньше.

Страна… Я не знаю какая у нас страна сейчас. Сложно сказать. Применять грубые термины в отношении страны, которую мы пять лет взращивали, учили, кормили – да, да, кормили налогами,– не хочется. Но что происходит здесь и сейчас, я лично понять пока еще не могу. Лишь факты, разрозненные, то оттуда, то отсюда, лепят весьма неприглядную картинку.

Главный и самый обескураживающий факт – милиция отказывается признавать действие норм Закона Украины «О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов». Также, в большинстве случаев, при нападениях на журналистов, милиция отказывается применять норму Криминального Кодекса – статью 171 «Препятствование законной профессиональной деятельности журналистов».
Также правоохранительные органы напрочь игнорируют существование норм закона «О печатных средствах массовой информации (прессы) в Украине» и закона «Об информации».

Мне сложно понять почему это происходит и на каком этапе подменяются понятия. То есть, на словах недавно назначенный самый-главный-миллиционер, пан Могилев, всячески поддерживает нелегкую работу журналистов. Его министерский приказ предусматривает довольно серьезные требования к подчиненным при работе с журналистами. Вплоть до непосредственного отчета перед главой ведомства.

А на деле?

Нашумевшие обыски у Олены Белозерской и Алексея Фурмана стали возможными через всего-навсего умышленное следователем неуведомление судьи о том, что они не «фотографы с улицы», а профессиональные журналисты.

Для тех, кто привычен складывать полноценную картинку, напомню, что профессиональого журналиста от просто фотографа или просто гражданина, не имеющих журналистских обязаннностей, отличает одна единственная норма профильного закона – или «Закона о печатных СМИ» (статья 25), или «Закона о ТВ и радио» (ст.1), или «Закона об информагентствах» (ст.21): журналист, это творческий работник, действующий на основании трудовых или иных договорных отношений, имеющий удостоверение или иной документ, подтверждающий такие отношения.

Помните, нашумевшее закидывание зеленкой и файерами киевского магазина мехов? Тогда же, там, на месте, Алексей Фурман был задержан вопреки пункту «служебная деятельность журналиста не может быть основанием для его ареста, задержания...» статьи 17 Закона «О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов». Три часа журналиста удерживали, отказываясь реагировать на предъявленное удостоверение. Более того, сотрудники милиции также отказывались допустить к нему редакционного юриста! Еще одно случайное не знание законов Украины? Сколько мы уже насчитали случайностей?

Итак, следователь обратился к судье за получением санкции на обыск «свидетелей с фотоматериалами». Судья же не поинтересовалась законностью требования следователя, и вопреки универсальной и вполне однозначной норме вышеуказнного «закона о соцзащите журналистов» о том, что «служебная деятельность журналиста не может быть основанием для… изъятия собранных, проработанных, подготовленных им материалов и технических средств, которыми он пользуется в своей работе» дает незаконную санкцию на проведение обыска и изъятие фото — и печатных материалов одновременно у двух журналистов. С изъятием техники (как в случае с Алексеем Фурманом) и дисков с фотофайлами (как в случае с Оленой Белозерской).

Алексею технику и диски вернули в тот же день. Олене не вернули даже после громкого освещения событий со стороны международной организации «Репортеры без границ» и национальных СМИ.
Более того, есть основания подозревать следователя в желании затянуть дело, а то и привлечь журналиста к ответственности под надуманным предлогом, допустим, «организации нападения на меховой магазин». Такие предположения, как бы ненароком, были озвучены следователем еще во время обыска.

Сегодняшние же действия следователя вообще предсказуемо укладіваются в подтверждение этой версии. Во время сегодняшнего допроса, следователь стал запрещать Олене общаться с адвокатом, хамить, а после того, как Белозерской после такого к ней отношения стало плохо, отказался вызвать «скорую». Адвокату пришлось самому, через физическое противостояние (!) следователя, вывести Олену из кабинета и уже от дежурного потребовать вызова «неотложки».

Естественно, что на подобные действия была написана и в установленном порядке зарегистрирована жалоба с требованием возбудить криминальное дело против незаконных действий следователя. И, исходя из Приказа Министра МВД Украины №88 от 25.03.2010, «…у разі скоєння протиправних дій відносно представників засобів масової інформації, інших резонансних подій за їх участю забезпечити негайне прибуття до місць таких подій керівників ГУМВС, УМВС, міськрайлінорганів та відповідних підрозділів по зв’язках з громадськістю з метою здійснення контролю за дотриманням прав журналістів. Терміново доповідати про такі події Міністру внутрішніх справ України», можно будет с уверенностью утверждать, что все последующие действия следователя будут санкционированы непосредственно Министром МВД.

Сколько явных нарушений законодательства мы насчитали всего лишь по одному эпизоду в центре Киева? А сколько их по стране? Тех, что без малейшего шанса к огласке?

Продолжим.

8 апреля на антиукраинской выставке в Украинском доме были весьма брутально задержаны журналисты из числа украинских националистов, открыто высказавших свою позицию по изложенным на выставке фальсификациям. Не смотря на наличие удостоверений, сотрудники «Беркута» не стесняясь, провоцировали драку (видео), а затем волокли людей по лестнице, в автозак. До глубокой ночи длилось рассмотрение дел в суде по 15 задержданным. При том, что милиция старалась оправдать действия своих сотрудников, а суд не особо старался услышать свидетелей, практически все задержанные оказались оправданы (несколько задержанных получили «предупреждения» – это тема отдельного разговора). И лишь пресслужба МВД, поспешила объявить о «хулиганах в Украинском доме, которым грозят большие штрафы», заметив среди задержанных и избитых лишь одного Игоря Мирошниченко: «Необходимо отметить, что во время инцидента в зале Украинского дома этот гражданин был среди нарушителей и не сообщил сотрудникам милиции о том, что он журналист и выполняет свои профессиональные обязанности, а наоборот, не покорился милиции», — отметили в ЦОС. О том, что на выставку 8 апреля пропускали исключительно по журналистским удостоверениям, пресслужба милиции решила особо не распространяться.

Сегодняшние львовские события добавляют еще одну галочку. Брутальное хамство следователя и открытые избиения журналистов оказались сняты на видео. После ограски дело оказалось на рассмотрении Рады, Министра МВД и начальника УВД области. Без этого, видимо, никак не получается у милиции соблюдать законы государства, которому каждый сотрудник внутренних дел имеет обязательство присягать в верности.

В Днепропетровске весьма характерными ударами практически на рабочем месте был избит известный тележурналист. Еще одна галочка.

Ситуация складывается аховая.

С одной стороны, права журналистов, с точки зрения милиции, почему-то не имеют законодательной поддержки. Министерские приказы тоже исполняемы очень приблизительно (по факту заявления адвоката Белозерской, согласно Приказу №88, должно было немедленно прибыть как минимум руководство РОВД и пресслужбы, чего не случилось). Сотрудники «Беркута», находясь в гражданском и проводя задержания в Украинском доме, не утруждали себя надобностью показывать удостоверения, не утруждают себя зачитыванием прав гражданина (требование ст. 5 Закона о милиции), как не утруждают себя осознанием собственных незаконных действий.

С другой стороны, видя подобное отношение со стороны представителей государства, на журналистов стали поднимать руку и те, кто попал под прицел видеокамеры или стал объектом резонансных статей.

Работа журналиста всегда была рискованной. Однако сейчас, в тенденциях пиарственных заявлений министра о поддержке журналистов, показательных нескольких (это на всю страну!) возбужденных громких дел в отношении сотрудников милиции, происходит явная подмена понятий прямых требований статьи 171 Криминального кодекса и «Закона о соцзащите журналистов» на эрзац «в Багдаде все спокойно». И, судя по тенденциям – редакциям, да и независимым журналистам, без помощи друг другу, без помощи и поддержки международных организаций, в ближайшие нескольно лет придется черезвычайно трудно.

И еще одно. Уровень свободы в Украине, измеряемый независимыми зарубежными экспертами, очень сильно зависит от свободы прессы. Если этот уровень упадет ниже плинтуса, ни один международный банк не захочет вкладываться в экономику Украины – экономику тоталитарной страны, уничтожающей внутри себя свободу собственного народа. К этому ли эффекту стремиться глава государства с ближайшим своим окружением – Премьером и Спикером Рады, вопрос остается открытым.

И так ли не ведают, что творят?

Ще до теми:
Олена Білозерська: Вісті з фронтів: так і знала, що проти мене «заказуха»
Написав
Alek,
14.04.2010 в 14:25
0


Вставка зображення
Файл:
Посилання:
Вирівнювання:
Опис:
коментарі(2): 
Факт
Написав Cluster, 14.04.2010 в 14:25
 0  
Подборка фактов печальна. Но здесь речь идет преимущественно о Центре, который успел попробовать Свободу на вкус. В Провинции же этой свободы по большому счету никогда и не было. Журналистам, работающим в условиях маленького городка и до сих пор редко удавалось получать нужную информацию и писать тексты, не включая самоцензуру.
Написав Hanna, 14.04.2010 в 14:25
 0  

Тільки зареєстровані і авторизовані користувачі можуть залишати коментарі. Авторизуйтеся, будь ласка, або зарегистрируйтесь, якщо не зареєстровані.

Актуальне ↓